• Республика Мордовия, Саранск,
  • Б. Хмельницкого, 39а
  • Тел.: +7 (8342) 474-451; факс: 473-995
  • E-mail: direktor-rri@mail.ru
12 апреля 2020

COVID-19 В РЕГИОНЕ-13: КАК ОЦЕНИВАЮТ ТЕКУЩУЮ СИТУАЦИЮ ЖИТЕЛИ МОРДОВИИ

Научный центр социально-экономического мониторинга в период с 6 по 10 апреля 2020 г. провел телефонный и интернет-опрос жителей Республики Мордовия (опрошено 384 респондента в возрасте от 18 лет и старше), в ходе которого граждане высказывали мнения относительно своего самочувствия, давали оценки своему поведению и обозначали проблемы, возникшие в связи с распространением коронавирусной инфекции.

Знать — значит побеждать?

Большинство жителей республики понимают серьезность сложившейся эпидемиологической ситуации. Две трети опрошенных (69%) постоянно, а еще четверть (27%) — от случая к случаю, следят за информацией о распространении коронавирусной инфекции в нашем регионе, стране и мире. Здесь действует простое правило — чем выше возраст респондента, тем важнее для него быть в курсе текущих событий. Так, если среди молодежи в возрасте от 18 до 29 лет регулярно получают информацию о COVID-19 только 59% опрошенных, то в группе людей от 50 лет и старше показатель повышается до 78%. Представители среднего и старшего поколения более щепетильно относятся к своему здоровью, и, как показывают результаты других опросов, намного чаще интересуются политическими и экономическими процессами. Молодые люди спокойнее относятся к пандемии, реже выражают тревожные настроения. Также существенно большую информированность проявляют женщины (72% против 63% у мужчин), что может быть связано как с особенностями их медиапотребления, так и с более высокой ориентированностью на здоровьесберегающие практики.

Наиболее популярным источником информации о распространении коронавируса для жителей региона является интернет (80%), на втором месте — телевидение (75%), на третьем — социальные сети (50%). Практически половина (49%) обсуждают эту тему в семье и среди знакомых, в условиях самоизоляции для них важна коммуникация. К печатным СМИ (газеты, журналы) и радио обращаются только 9% и 6% респондентов соответственно. Структура медиапотребления в различных социально-демографических группах существенно видоизменяется. Так, молодежь ориентирована преимущественно на Интернет (95%) и социальные сети (75%), а люди от 50 лет и старше — на телевидение (97%) и Интернет (61%). Тем не менее, абсолютно для всех возрастных групп становится важным общение с друзьями, родными, соседями. Если же говорить о гендере, то мужчины заметно чаще используют Интернет (82% против 79% у женщин), социальные сети (55% против 46% у женщин) и коммуникацию с друзьями, родными, соседями (52% против 46%); женщины, напротив, более ориентированы на потребление информации из телепрограмм (81% против 64% у мужчин).

Риски заражения и здоровьесберегающие практики

Заразиться коронавирусной инфекцией не боится только лишь каждый седьмой респондент (14%). Сильные опасения за свое здоровье демонстрирует четверть опрошенных (26%), более половины (58%) — хоть и переживают, но не сильно. В основном страхи сконцентрированы среди людей от 60 лет и старше (36%) и женщин (33%). Умеренная боязнь заражения фиксируется в группах людей от 18 до 40 лет (58%) и от 41 года до 60 лет (61%).

Высокий уровень информированности о коронавирусной инфекции и опасения заражения обуславливают то, что абсолютное большинство респондентов (88%) принимают различные профилактические меры, меняют свои повседневные поведенческие практики. В основном — это соблюдение гигиены (мытье рук, использование антисептиков для рук) (94%), ограничение контактов, соблюдение самоизоляции (78%), соблюдение дистанции с другими людьми (1,5–2 метра) (63%), уборка, проведение дезинфекции, проветривание помещения (62%) и ношение в общественных местах масок (респираторов) (53%).

Примечательно, что ограничение контактов, соблюдение самоизоляции наиболее социально одобряемо среди людей в возрасте от 50 лет и старше. Существенно реже эту меру соблюдают молодежь от 18 до 29 лет (78%) и представители среднего возраста от 30 до 49 лет (69%). Потенциально они могут быть переносчиками инфекции, при этом становясь группами риска. И регулярное соблюдение гигиены, на которое они указывают чаще других (93% и 98% соответственно), не является гарантом стабильной эпидемиологической обстановки.

Самоизоляция и социальное дистанцирование: pro et contra

Меры безопасности, о необходимости соблюдения которых постоянно заявляют медики и власти, СМИ и деятели культуры, руководители организаций и авторитетные граждане, не сразу стали поведенческой нормой. Психологически многим было сложно перестроиться в первую неделю. Люди в последние годы не испытывали ограничений, тем более —никогда не сталкивались с необходимостью социальной изоляции.

Неудивительно, что часть граждан проявляют самонадеянность и не до конца осознают важность рекомендованного режима самоизоляции. Причинами нарушения ограничительных мер жители называют как объективные «трудности соблюдать их в общественных местах, в магазине и транспорте», так и самые примитивные: «никакого вируса нет», «еcли уж суждено заболеть…», «все равно мы умрем» и др. Некоторые называют причиной отсутствия для них таких ограничений необходимость ходить на работу, а это не всегда представители медицины и органов внутренних дел, предприятий непрерывного цикла и др.

Подавляющее большинство граждан говорит, что соблюдает социальную дистанцию при посещении магазинов и аптек 1,5–2 метра (так чаще утверждают молодые люди и граждане среднего поколения — около 85%). Важность самоизоляции и поддержания социальной дистанции увеличивается с повышением уровня образования: население с основным общим образованием соблюдает дистанцию в 40% случаев, люди с высшим образованием — в 2 раза чаще (около 80%); 75% людей с начальным, средним и высшим образованием указали на ограничение контактов, среди людей с ученой степенью таких 95%.

Белые и черные лебеди самоизоляции: основные трудности в период неопределенности

Жители Саранска более чем в 2 раза чаще указывают на то, что сталкивались с какими-либо трудностями (45%) в связи с распространением коронавируса, чем жители других муниципальных районов (20%). Для граждан, с одной стороны, актуализировались проблемы их жизнеобеспечения (рост цен на продукты, дефицит масок, средств дезинфекции) и жизнедеятельности (социальная изоляция, ограничение перемещения, закрытие привычных сервисов, переход на дистанционное обучение и дистанционную работу), изменение привычного образа жизни, с другой — обострились проблемы социально-экономического (угроза потерять работу, снижение уровня жизни) и правового характера (мало правовой информации). Некоторых тревожит низкий уровень социальной ответственности наших граждан (нарушение режима самоизоляции, угроза жизни и здоровью людей и др.) и социальной защищенности (работа у частника делает работника уязвимым, отправили без содержания или попросили уволиться, нечем платить кредит). Автолюбители столкнулись с проблемой недоступности запчастей в связи с закрытием магазинов и неработающими автосервисами. Некоторые мамы указали на то, что не с кем оставить ребенка, невозможно посетить детскую поликлинику, с детьми невозможно погулять и др. Некоторые высказались, что им приходится работать дома и тратить свои ресурсы (электричество, воду, связь, использовать домашний компьютер, другую оргтехнику) для работы на удаленном режиме. Невозможно получить привычные услуги — постричься, сдать медицинские анализы и др. Отъезд в деревню некоторых спасает от неукоснительной самоизоляции, но реалии таковы, что карантин необходимо соблюдать и здесь. Горожане, попавшие в отдаленные села в этот период, нередко жалуются, что здесь нет качественного интернета или мобильной связи.

Всего около 3% опрошенных обращались на телефоны «горячей» линии (в Роспотребнадзор, банки, Министерство экономики РМ). Основными темами обращений были вопросы предоставления кредитных каникул, возвращения родственников из других регионов, обеспечения средствами индивидуальной защиты, консультации по самоизоляции в связи с общением с человеком из группы риска и др. Некоторые респонденты звонили на телефоны «скорой помощи», и преимущественно это были люди старшего возраста.

 

И.М. Фадеева, С.Г. Ушкин